Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных



Решил я разобрать содержимое дневника по тегам. Ну хотя бы самое интересное. А то свалка какая-то получается.

Пропробуем.

Видеоролики
размышлизмы, свои и чужие
мои рассказы, законченные и незаконченные
рисунки
чужие рассказы, обычно стебные
юмор

ПАМЯТКА БЕЛЬКУ

Ленивое жЫвотное Белькаэр, прекращай разводить флуд в дайрях и займись, наконец, делом.
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:51 

Первая запись

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Итак, свершилось! Цивилизация докатилась и до моего логова.

Или я докатился.... В смысле, до дневника.

А в общем, поживем - увидим.
Кажется, я пишу фигню. Но ведь надо же с чего-то начинать, правда? А начинать всегда трудно.

23:35 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
А это, оказывается, забавная вещица - изготовление дневника. Ффух, умучился.

15:32 

Слэшкон.

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Это было незабываемо! Позже напишу подробнее, а пока - несколько наших стишков, родившихся в процессе...
Люциус Малфой пришел на Слэшкон,
Быстро очистил от маглов район.
***

Чарли дракону жрать не давал,
Он на Слэшконе его запирал,
Вышел на улицу бедный дракон,
Долго потом пустовал тот район.
***

Добрые слэшеры шли со Слэшкона,
Быстро изчезли все из района.
***

Слэшеры в парке цивила поймали,
Пару часов ему фики читали,
Нету сказочке этой конца,
На слэш подсадили они молодца.
***

Малфои вечно рулят на Слэшконе,
Младший сынок выделялся на фоне,
Фарфа косплеить он захотел,
Папочка трость его ...
***
Младший Малфой пришел на Слэшкон,
Много открытий сделал там он,
Папу со Снейпом он увидал,
Нежно Аваду он им прошептал.
***

Профессор МакГонагал шла на Слэшкон,
Чтобы проверить, как там канон,
есть расхождения или все в норме?
Это профессор надолго запомнит.
***

@настроение: МРРЯУ.

16:56 

Малфой-Мэнор.

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Семейка Малфоев - это НЕЧТО!!!!! Безумные слэшеры. А если в гости к Малфоям попадают другие слэшеры (ну и я - за компанию) - вот тут и начинается беспредел. Нам пить не надо - от собственной дури и так все пьяные. Четыре часа сплошного стеба!!!!! Все, иду на кухню, там слышен подозрительный хохот....

17:56 

Концерт Джема

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
В воскресенье были на концерте Джема.
Так хорошо мне не было очень давно. Я закрывал глаза, и растворялся без остатка в этом голосе и этих песнях, меня насквозь прошибало, словно пулями. Нет, у Джема на концертах я был и раньше, но так хорошо, как в воскресенье он еще не пел(а может, мне просто казалось).
Кошка Сашка тоже порадовала. Когда злобный (и бухой, как мне показалось) звукооператор в очередной раз отключил микрофон, она с ребятами села прямо на край сцены и начала петь. Просто так. Что меня (и не только меня, я думаю) очень порадовало
Встретил очень много знакомых существ. Некоторых не видел уже очень давно, и очень рад был поболтать. Другие же, что греха таить, меня просто убили. А мое бывшее, но до сих пор ооочень липучее чудо побило все рекорды по доставанию бедного дракошки: (сердито передразнивает):
- Ну Кей-сан, ну когда же ты к нам придешь….
Фу. Перекинься один раз в эльфа, и потом от этих остроухих не отвяжешься.

@музыка: Thetre of Tragedy. Poppaea

@настроение: усталое, но довольное.

18:00 

Начало рассказика

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Бонзи, солнышко, с днем рождения. Прости за то, что подарок немного запоздал…
Записки Безымянного.
Часть 1. Мое болото и я
Глава 1. Хранители.

Ай-Кар…. Выжженный, проклятый всеми богами мир, несущий в космической пустоте свои неведомые тайны. Обращенный к солнцу всегда лишь одной стороной – тысячелетиями бесчисленные стрелы света би-лись о земли, населенные когда-то давно забытым народом, превращая их в безжизненную пустыню. Другая половина, скованная тьмой и вечным холодом, словно в панцирь, была закована в вековые толщи льда и сне-га. Лишь неширокая – до нескольких сотен лит (лита мера длинны, примерно равная 4 км.) - полоса вдоль эк-ватора была пригодна для жизни. Но жуткими и смертоносными были существа, сумевшие возникнуть и вы-жить в душном полумраке бездонных болот.
Даже Небесные Властелины – маги, сумевшие поставить себе на службу достижения техники, и безраз-дельно правившие целой планетой – не часто отваживались высаживаться на поверхность столь негостепри-имной соседки. Лишь время от времени молодые искатели приключений на собственный страх и риск сна-ряжали охотничьи экспедиции в болота. Иногда они возвращались – и привозили с собой чучела существ, а иногда и самих монстров, подчас столь диковинных, что, казалось, лишь безумный и извращенный разум мог создать нечто подобное.
Еще реже – примерно два раза в столетие – на Ай-кар отправлялись ощетиненные самым современным оружием боевые корабли исследователей из Академии. Эти не возвращались никогда. Проклятый мир умел хранить свои тайны. Лишь несколько колдунов на разных стадиях безумия, да темные существа жили на бо-лотах – просто потому, что нигде больше им не нашлось бы места.
Для таких, как они, Ай-кар был последней надеждой. Колдуны и чернокнижники бежали на проклятый мир, спасаясь от преследования Небесных Властелинов на Сохте и Инквизиции на Хойкуре. Они находили в болотах столь желанное уединение и ничем и никем не ограничиваемую возможность совершенствования своего Искусства. Тем из них, кто был достаточно силен, хитер и умел, удавалось жить на болотах десятиле-тиями. Слабости этот мир не терпел. Что же до темных существ…никто кроме них самих не мог бы ответить, откуда они приходили и что искали.
***
Крохотное суденышко падающей звездой прорезало облачный слой и стремительно понеслось к земле. Прибытие небесного гостя не осталось незамеченным. Еще на входе в атмосферу им заинтересовались гро-зовые драконцы – твари, чем-то схожие с элементалями воздуха, но намного более агрессивные и тупые. Правда, нападать на летающую лодку не стали - в их недоразвитых сознаниях железные пришельцы из иных миров были прочно связаны с огнем и убивающей магией. Необычное скопление грозовиков привлекло вни-мание Заклинателя (большинство колдунов скрывают свои истинные имена, довольствуясь вместо них клич-ками, или вовсе их не имеют как следствие некоторых ритуалов). Коротким заклинанием он разогнал летаю-щих тварей, ибо прибытие новичка уже давно не было для него тайной. Затем спасательную шлюпку обна-ружило Небесное Око – хитроумное устройство, созданное неким Мухоловом для того, чтобы наблюдать за небом. Старый, склочный колдун, о мастерстве и силе которого свидетельствовало то, что он жил почти в са-мом центре болот, совсем уже настроился сбить маленькое и ничем не вооруженное суденышко, как неодно-кратно проделывал раньше. Большинство содержимого корабликов Небесных Властелинов (включая пилотов и сверхпрочную обшивку) находило применение в его хозяйстве, сильно разросшемся за столетия (включая лабораторию и коллекцию монстров), а непригодившиеся остатки всегда можно было обменять с немалой пользой для себя. Но разглядывая будущую добычу в телескоп, Мухолов вдруг заметил истинным зрением, которым владел в совершенстве, две руны на корпусе шлюпки, чудесным образом уцелевшие при перелете. Впрочем, разглядев знаки, колдун уже не удивлялся их небывалой стойкости . Вместо этого он отскочил от телескопа и принялся творить очистительные ритуалы.
Спускающаяся шлюпка привлекла внимание не только колдунов. Завидев падающую звезду, несколько довольно крупных крылатых существ, до этого лениво паривших над болотом в поисках поживы, стреми-тельно унеслись прочь. Вожак стаи туманных гончих, отдыхающих после удачной охоты, проводил корабль долгим взглядом, пытаясь вычислить примерное место посадки… на всякий случай. И в самом сердце болот, там, где не было ничего живого, лишь темная стоячая вода, пахшая тленом и сухими цветочными лепестка-ми, возникло движение.
***
Безымянный: Спасательная шлюпка мягко ткнулась носом в землю. Тридцативосьмичасовое путешест-вие закончено. Легкое жужжание, и передняя стена моего саркофага мягко отходит в сторону. Вот и все. Нужно идти.
Легко сказать! Я осторожно попробовал шагнуть, но ноги разъехались от слабости, голова закружилась. Чтобы не упасть, пришлось схватиться за шероховатую кромку пластика. Ах да, медсистема перестала дейст-вовать. Точнее, я сам ее отключил полчаса назад, иначе меня продолжали бы лечить еще дня три. Вивисектор знал свое дело, будь он проклят. Хотя нет, проклят как раз я.
Отдохнув немного, снова пытаюсь встать, привалившись к стене. Это почти удается. Согнувшись попо-лам, судорожно цепляюсь скрюченными пальцами за поручень. Хорошо. Теперь надо шагнуть. Раз, другой. Вот так. А теперь немного отдохнем…. Шлюпка взорвется лишь через двадцать пять минут… уже через два-дцать четыре, услужливо сообщил бесполый голос навигационной системы.
Мне потребовалось еще три минуты для того, чтобы доковылять до шкафчика с вешами. Снова отды-хаю, тупо рассматривая себя в зеркальную дверь. Что же, все не так плохо – медсистема хорошо поработала. Следы экспериментов почти исчезли, остались лишь багровые шрамы. Потом уберу, это не страшно. Хотя зачем теперь … скуластое лицо в зеркале непроизвольно скривилось в болезненной гримасе. Черт, эту смаз-ливую мордаху ничуть не испортили ни седые пряди в волосах, ни глаза, полные горечи и застарелой боли. И клеймо Прекрасной собственности – а, проще говоря, раба из борделя, смотрится на нем вполне естественно.
Зря я об этом подумал, ох, зря. Воспоминания снова нахлынули темным потоком, разрушив хрупкие стены клетки, в которую их поместило мое неумелое заклятие. Сползаю на пол, закрыв лицо руками. Не ду-мать…не вспоминать….
Словно утопающий за последнюю соломинку, судорожно цепляюсь за разорванные стены в душе, скре-пляя их последним усилием воли. Второй раз это заклятие накладывать нельзя – можно утратить память. Значит, остается только терпение. Да, терпи Проклятый, терпи. И думай о том, что заставило тебя бежать из борделя, что не дало свихнуться в Руке Смерти… что помогло выжить в лаборатории Небесных Властели-нов… что заставило истерзанное тело с выжженной душой забыть о своих страданиях, и воспользоваться первым же подвернувшимся моментом для мести, так некстати обернувшейся спасением. А конкретнее, вы-звать демона, продав то, что осталось от души, за возможность стереть этих ублюдков с лица земли. Я не смог удержаться от кривой ухмылки, вспоминая, что, а главное, в каких выражениях сказал Тот-Кто-Откликнулся в ответ на мою просьбу о смерти. Демон, что с него взять. Просто так убить меня ему неинте-ресно было, видите - ли. Даже после того разгрома, что я учинил в лаборатории, получив на время его силу и неуязвимость….
Перед мысленным взором промелькнули картины моего торжества. Оборудование, превращенное в груды перекрученных деталей, растерзанные тела в покрасневших от крови халатах. Черт, я рвал их голыми руками, медленно, наслаждаясь криками боли. Как они кричали…. Да, все-таки я моральное чудовище. У любого нормального человека ТАКИЕ воспоминания должны вызвать приступ тошноты как минимум, и же-лание покончить с собой как максимум. Я же откровенно наслаждался, смакуя кровавые подробности…. Мне даже стало легче. Раз уж я не могу убить себя (Откликнувшийся сразу предупредил, вкладывая в мой мозг сведения по управлению чудом уцелевшей спасательной шлюпкой: если умрешь по своей глупости, мо-жешь смело рассчитывать на несколько веселых столетий, проведенных в моем частном Мучилище, солныш-ко), придется жить. И самое подходящее место для такого, как я – Болото Проклятых.
Резкая боль в груди заставила меня возвратиться к действительности. Амулет вернулся! Его обжигаю-щее прикосновение успокоило меня окончательно. В самом деле, что толку разводить слюни и сопли на пус-том месте? Забыться в смерти мне пока нельзя, значит остается одно. И если я не выползу наружу за остав-шиеся до взрыва минуты, то получу возможность сравнить частное Мучилище Того-Кто-Откликнулся с теми прелестными местами, где я уже побывал.
Девять корней ада, для того, чтобы открыть шкафчик, придется отцепиться от поручня. Большая про-блема в моем теперешнем состоянии. Осторожно разжимаю правую руку, тянусь к хромированной ручке. Не достать! Вжавшись всем телом в гладкую стену, отрываю от поручня вторую руку. Только бы не упасть! От напряжения кровь начинает стучать в виски, но я держусь. Шаг, второй. Долго мне так не выдержать, и я уп-рямо ползу вдоль зеркальной двери, к ручке, которая, кажется, отодвигается все дальше и дальше. Наконец я у цели. Набираю код, и дверь плавно отходит в сторону, задевая меня. Толчок несильный, но его хватает с лихвой и я мешком падаю на пол.
Кстати, о мешках. Только теперь мне приходит в голову, что аварийный комплект довольно тяжел. Туго набитый рюкзак почти с меня размером. С ручкой и на колесиках. И его следует дотащить до выхода и даже дальше. А времени мало.
Первая же попытка вытащить аварийный комплект увенчалась успехом. В смысле, он упал на меня. И в самом деле тяжелый! Тело протестующее заныло, особенно в тех местах, куда впились колесики, будь они трижды неладны.
До взрыва осталось восемнадцать минут, и подняться я уже не пытаюсь – иначе не успеть. Осторожно выбираюсь из-под сумки, и тяну ее волоком на себя, отползая к двери. Как не унизителен подобный способ передвижения, он и быстрее и легче.
У двери мне опять пришлось подняться – открыть замок. Изогнутая стальная пластина плавно уходит вбок, но теперь я готов к этому и заранее хватаюсь за боковые поручни, чтобы не упасть.
Маневр удался, и вот я смотрю сквозь дверной проем на мир, где мне придется провести остаток жизни. Гладкая равнина, кое-где поросшая низкорослыми кустами с широкими мясистыми листьями, щедро усажен-ными колючками длинной с мою ладонь. Жирная грязь матово поблескивает в свете холодного белого солн-ца. Невысокое, уродливо раздутое дерево-людоед лениво шевелит длинными щупальцами цвета болотной жижи. Мир, окрашенный в смесь зеленого и коричневого цветов, лишь белеют вдалеке заросли болотных слезок. Лицо обдало теплым стоячим воздухом, принесшим с собой сладковатые запахи травы, ила и гнилых фруктов. Что же, добро пожаловать домой, проклятый. Самое место для такого мусора, как ты.
Ноги по щиколотку уходят в теплый ил. Снова падаю, пытаюсь встать, но лишь перекатываюсь на бок, основательно перемазавшись. Мелькает шальная мысль – хорошо, что я обнажен, одежду было бы жалко.
Измученное тело отказывалось повиноваться, но я гнал себя, словно жестокий всадник загнанного ска-куна. Отползти. Приподняться. Подтянуть рюкзак. Отползти. Приподняться. Подтянуть рюкзак. В голове ко-лотились лишь эти фразы. Возможно, я бредил – память милосердно сохранила лишь обрывки, и может быть, это и к лучшему. Помню, кричал что-то, воя как дикий зверь, помню обжигающую вспышку взрыва за спи-ной, а дальше – пустота. Блаженное забытье.
Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я очнулся от боли в изломанном теле – голый, измучен-ный, весь покрытый коричневым илом. Паника. Нашариваю рюкзак, роюсь в нем грязными скрюченными пальцами. Нахожу аптечку, вкалываю в вену два стимпака и одно обезболивающее. Обтереть руку нечем, да и сил нет. Снова засыпаю.
Проснулся я отдохнувшим и почти здоровым. И очень голодным. Как жаль, что паек такой маленький! Ладно, сейчас доем консервы, а потом буду рыбку ловить. Или лягушек – вон их сколько вокруг.
Странно, но сегодня болото кажется почти уютным, и совсем не таким мрачным. Здесь очень спокойно, и это мне нравится. А главное – вокруг ни единой живой души (лягушки и плотоядные кусты не в счет). На-стоящий рай для беглого раба! Всю прошлую жизнь я лишь в мечтах обретал свободу. Теперь, наконец, я ос-тался один. Как же все-таки это приятно – просто лежать в мягкой теплой грязи, любоваться закатным небом и мягкими переливами окраски близлежащей колонии мха, не зависеть ни от кого а просто жить, как живется. И знать, что не будет теперь ни побоев, ни издевательств, ни грубых рук, шарящих по телу. А с местными опасностями как-нибудь справлюсь. Сколько я валялся здесь без сознания – никто же не тронул. В сознании всплывает тревожащая мыслишка, что не зря болот избегают даже Небесные Властелины, не говоря уже об отморозках из Руки смерти, но я гоню ее прочь. Светлые, Темные…. Уроды и одни, и другие. Ничего, обвы-кнусь немного, обживусь, а там посмотрим.
Как бы то ни было, надо как-то обустраиваться. Например, найти подходящее место для того, чтобы по-ставить палатку. Или хотя бы немного воды – смыть с себя стремительно засыхающую грязь. И желательно побыстрее – солнце-то садится.
Мое внимание привлекает невысокое кривое деревце, растущее в отдалении. Из него получится непло-хой посох, и на дрова останется. А ходить по болоту без длинной палки я не стану – пробовал как-то, еще на Сохте – чуть не утоп.
Сначала я хотел найти в мешке и взять с собой нож - абсолютно естественное решение – но почему-то передумал. Просто не смог заставить себя снова прикоснуться к холодной прорезиненной ткани. Наверное крыша поехала окончательно, но даже думать о вещах, сделанных этими ублюдками, было противно. Ладно, потом разберусь с этим бредом, а пока прогуляюсь. Палку сломать не настолько трудно, чтобы брать с собой эту мерзость…. Опять?! Да что же это такое? Что-то ненормальное, ежу понятно. Лечиться тебе надо, про-клятый, причем серьезно. Чтобы избавиться от навязчивых мыслей, затягиваю памятную еще по Руке Смерти веселую песню. Ну, то есть, это мне она веселой кажется.
Старый проверенный способ не подвел и от навязчивого бреда я избавился, но странности на этом не кончились. Я ведь хотел просто прогуляться, может быть дойти до деревца, причем идти собирался медленно и осторожно, чтобы не завязнуть в трясине, но закончив петь, с удивлением обнаружил, что иду довольно быстро. И куда-то в сторону от этой чертовой ветки.
Неожиданно меня осенило. Странное, словно извне внушенное нежелание браться за железо, настойчи-вое стремление куда-то пойти…. Налицо все признаки морока. Назад, быстрее, пока еще можно разглядеть рюкзак. Но ноги, словно чужие, продолжали нести тело навстречу неведомому чудовищу.
И тут бы мне расслабиться, забыться в мороке, но я не поддавался. И не в том дело, что жизнь моя пар-шивая имела какую-то ценность – не так я хотел умереть, не в пасти болотного монстра, одурманенный и беспомощный. А сознание уже начинало путаться, как после наркоза, и тела своего я почти не ощущал.
Нет уж, солнце мое, не выйдет! Подохнуть я, может быть, и подохну, но и тебя с собой прихвачу за компанию. Резкая боль и вкус крови из прокушенной щеки разом вернули меня к реальности.
Может быть, стоило попробовать сопротивляться болотному мороку, получившему власть над моим те-лом, но я не стал этого делать – главное, что разум свободен. Пока предатели-ноги резво несли меня навстре-чу смерти, мозг хладнокровно перебирал те немногие способы сопротивления, которые оставались в запасе.
Я не маг и никогда им не был, и кроме нескольких простеньких фокусов, выученных, а вернее, подсмот-ренных и подслушанных, у бывших хозяев, к счастью, воспринимавших меня не иначе как красивую игруш-ку, ничего не умею. Но в моей колоде все же есть один козырь – я помню то состояние, что наслал Тот-Кто Откликнулся, и надеюсь, смогу вызвать его снова. Если не получится другая задумка.
Когда-то мои хозяева из Руки Смерти обсуждали возможности мага, одержимого демоном. Долго так, обстоятельно. Я не одержимый и уж тем более не маг, но кое что попробовать могу. Души ведь нет.
Выжженная пустота внутри меня. Пустота настолько абсолютная, всепоглощающая, что заставляет ка-ждую живую еще частичку моего существа корчиться в такой мучительной агонии, что даже приближающее безумие кажется недостижимой мечтой….
Воспоминание о боли и огне, клейме работорговца и раскаленном железе палача становятся единствен-ной реальностью. Я снова ощущаю эту непереносимую боль, теперь уже всем телом, каждой клеточкой, каж-дой каплей крови, бегущей по венам. Хочется выть, кататься по земле, но нельзя, и я держусь каким-то чу-дом.
Наконец по мягкой грязи прокатываются почти неощутимые волны, но я чувствую их босыми ногами. И когда гладь болота внезапно выстрелила клубком стремительно распрямляющихся щупалец, я оказался готов к этому, и выплеснул наружу тот адский коктейль, что тек теперь по моим венам.
Несчетное множество невидимых, но смертельных для всего живого игл вырвавшихся из моего тела, за несколько мгновений превратило несчастного монстра в пепел. Я чувствовал, как каждая из них прошивала меня насквозь. Может быть, это было больно – не знаю. Сидя на земле – морок, державший меня на ногах, исчез - я смотрел на медленно оседающие горсти праха, и смеялся, смеялся, смеялся. Девять корней ада, как же это все-таки просто, и как смешно!
Едва ощутимое дуновение ветра коснулось моей щеки бесплотным, леденящим мазком. Странно, но это прикосновение мгновенно прекратило истерику. Было в нем что-то неправильное, и я это чувствовал.
Валить отсюда нужно, да побыстрее. Кое-как поднявшись на ноги, я, шатаясь, побрел прочь. Вокруг стремительно сгущались сумерки, и мешка было уже не заметить. Я чуть не заплакал, когда понял, что остал-ся без ножа, палатки, и прочих необходимых вещей.
Глупый человек! Не знает, сможет ли дожить до утра, а распускает сопли из-за какого-то хлама. О дру-гом думать надо, проклятый! Например, о том, как пережить эту ночь.
Призрачный мазок ветра снова касается лица, заставив невольно вздрогнуть от отвращения. И неожи-данно мне становится очень страшно.

22:41 

Уголок дикой природы

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Недалеко от моей пещеры есть небольшое людское поселение. Иногда, когда охотиться лень, я летаю туда за овцами. Вчера охота была неудачной – двум жирным человекоящерам, которых я выслеживал, удалось забиться в какую-то узкую щель. Потеряв надежду выкурить их оттуда, я решил, что настало самое время скушать упитанного барашка.
Сказано - сделано. С добычей в когтях я принялся кружить по окрестностям, выискивая местечко, подходящее для того, чтобы эту добычу схавать. Тащить ее домой не решился – необходимость тащить центнер баранины сделала меня чуть менее ловким и подвижным, а сосед – огромный и весьма раздражительный красный дракон, с которым мы уже неоднократно дрались, таких удачных для себя моментов не пропускает, хоббитов ему в сокровищницу!!!
Окрестности моего жилища обычны для Скалистых Равнин и довольно унылы – высокие горные кряжи, а между ними - сухая холмистая степь, изрезанная пропастями. Лишь западная часть, в которой, собственно, я и обитаю, чуть более зеленая – сказывается близость эльфийского леса. Тем большим было мое удивление от увиденного.
Неожиданно я увидел внизу небольшую полоску зелени, и из чистого любопытства решил приземлиться, думая про себя – «наверняка это еще одна основательно загаженная лесополоса». Но скоро понял, что ошибаюсь. Передо мной текла небольшая, но быстрая речушка – всего-то метра полтора в ширину. Вода, как ни странно, была чистой – можно было разглядеть каждый камешек на дне. Вдоль ручейка тянулась небольшая дикая рощица. Настоящая – не примитивная людская посадка, а маленький кусочек дикого леса. Пахло сиренью, мокрой травой, и еще чем-то легким, неуловимым – так, наверное пахнет весна. И это было так непохоже на обычный для Скалистых равнин запах сухой земли и смога, что я расчувствовался и размечтался. Просто стоял на берегу, выпуская дым из ноздрей и пасти, лениво смотрел на то, как вода вихрилась вокруг камней, на неторопливо плавающих по реке селезней, которые меня абсолютно не боялись, на замшелые коряги напротив. Казалось, я мог бы простоять так вечность. Все проблемы и заботы отступили куда-то на задний план, оставив умиротворение и почти абсолютный расслабленный покой.
Когда я вернулся к реальности, уже почти стемнело. Пришлось лететь назад. Но тем не менее, дорогу я запомнил хорошо. Если ничего не изменится, обязательно навещу это местечко еще раз.

@музыка: НАУ 20000

@настроение: лиричес ко-умиротворенное

00:34 

Мое имя по японски.

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Наткнулась на интересный сайт, переводящий имя на японский язык.
Получилось следующее:
Цивильное имя: Nakamura (center of the village)(ЦЕНТР ДЕРЕВНИ) Miharu (beautiful clear sky) (прекрасное чистое небо)
тайное драконье имя: Kawazoe (riverside)(берег реки) Ayumi (walk, deeper meaning: walk your own way) (прогулка, глубинное значение - идете собственным путем).
А что, все, в принципе, сходится.


11:40 

Пешком через всю Москву...забавно.

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Воистину говорят, нет покоя придуркам! А у нас в четверг, как всегда, количество личной дури превысило все мыслимые и немыслимые пределы. Умудрившись опоздать на метро, мы не пали духом. У меня (а у кого же еще!!!) возникла «светлая» мысль: «А пойдемте пешком». Люди почесали в затылках, и ответили: «а что, это прикольно!»
Им-то что, до соседней станции дойти недалеко. А мы с одним товарищем шли до кунцева.
Это и на самом деле было прикольно. Первые два часа, или около того. А всего мы шли почти три с половиной часа.
Зато теперь я знаю, сколько времени требуется для того, чтобы пройти Москву насквозь. Три с половиной часа от центра до кунцево, еще примерно час до МКАДА (знаю, ходила). Умножаем на два, получается 9 часов. Вот так то.

@музыка: Nightwish/ Eivenpath

@настроение: Кто сутки не спал - меня поймет.

12:54 

Еще один рассказик. Неслэшный.

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
В этой темке я буду выкладывать еще одну свою штучку. По главам.
Предупреждение: СЛЭША ТАМ НЕТ. Но все равно неплохо (мне так кажется).

00:33 

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Интересные ссылки, найденные на чужих компах

22:16 

Выкладываю продолжение записок Безымянного. Все последующие части - в комментах.

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
***
Белесые клубы тумана тяжело стлались по земле, гонимые неожиданно холодным ветром. Странный это был туман – слишком плотный и холодный, не растекающийся по земле, но собранный в крупные вихрящиеся сгустки. Молочно-белая завеса медленно, но неотвратимо ползла вперед, к цели.
Стояла мертвая тишина – даже неугомонные лягушки, даже болотные сверчки попрятались, словно чувствуя приближающийся ужас. Но вот в самом сердце тумана раздался высокий тоскливый звук, не то вой, не то плач. Эхом прокатившись по замершему болоту, он оборвался на звенящей, пронзительной ноте, полной неизбывной боли и могильной, нечеловеческой тоски. И снова воцарилась тишина.
***
Безымянный:
Меня спасло лишь то, что я был так сильно измучен. Иначе побежал бы прочь, воя в слепом ужасе, и утоп в болоте, если бы очень повезло. Потому что то, что скрывалось за стеной тумана, несло с собой участь, гораздо худшую, чем просто телесная смерть.
Но схватка с болотным монстром вымотала меня настолько, что бежать я уже не мог –лишь неуклюже ковылял, едва переставляя ноги. И если бы не липкий, запредельный страх и осознание того, что за этой белой комковатой завесой, неспешно надвигающейся на меня, таятся невообразимые ужасы, лег бы и заснул прямо здесь, посередине болота.
Туман плыл неторопливо, и любой более менее здоровый человек с легкостью оставил бы его позади. Но я брел еще медленнее, то и дело оступаясь и падая. И, наверное, лишь поэтому не свихнулся от ужаса. Когда каждое движение отзывается болью в истерзанном теле, а усталость так велика, что подкашиваются ноги, и кровь тяжело стучит в висках при каждом движении, очень трудно чего-то бояться по настоящему.

21:23 

Небольшое стихотвореньице. Довольно старое.

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
ВСТРЕЧА
Наверно, я знаю тебя,
Хоть вижу, что ты мне не рад.
Молчишь, опуская глаза….
Откуда я помню твой взгляд?

Спросить? Только в горле комок
Непрошенных, ломанных фраз.
Я понял, как был одинок,
И просьба звучит, как приказ.

Смеешься…. Играешь со мной?
Но странная горечь в глазах.
И вздрогнет плечо под рукой.
Губами я чувствую страх.

Плевать. В жилах плавится кровь.
Так как твое имя, малыш?
И что за нелепая роль?
Ответь, почему ты молчишь?

Отчаянье в синих глазах
Так странно, в них горечь потерь.
Два слова на тонких губах.
Я вспомнил! Я помню теперь!

23:53 

Жизнь в логове имеет свои плюсы, или о ЧП в Москве

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Китиара Такатори, прости солнце, за невольный повтор - так влом было писать что-то новенькое. Надеюсь, ты не обидишься....
Сижу в этот день дома, никого не трогаю, свет вроде есть, на работу идти еще рано. Звонок мобильного. Поднимаю трубу - звонит хороший друг из Харькова. Что там у вас, говорит, творится. У нас, мол, слухи самые невероятные ходят. Что взорвались две или три электростанции, что Чубайс отключил электричество за неуплату, и даже, что электростанции захватили боевики, но Путин это скрывает (!!!). Ну, я его успокоил, сказав, что об отключении света впервые от него слышу. Вот, думаю, чего только про нас там не говорят, гады. Включаю телевизор - и на самом деле, Москва обесточена.

А еще я жалею, что не ехал утром в метро. Их же по тоннелю выводили наружу. КАЙФ.

@музыка: Башня Ровен

@настроение: Авалон

20:45 

Об идиотской рекламе.

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Увидел на днях серию рекламных щитов - просто рыдал от смеха. Гениально!
Щит №1. Реклама шампанского.Текст такой - Шагни из выпускного в лето, и, соответственно, бутылка нарисована. Ну, это еще более-менее.
Щит №2. Текст такой же - шагни из выпускного в лето, только вместо шампанского нарисован бумажный

20:52 

Об идиотской рекламе.

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Увидел на днях серию рекламных щитов - просто рыдал от смеха. Гениально!
Щит №1. Реклама шампанского.Текст такой - Шагни из выпускного в лето, и, соответственно, бутылка нарисована. Ну, это еще более-менее.
Щит №2. Текст такой же - шагни из выпускного в лето, только вместо шампанского нарисован бумажный пакет с дешевым вином (цена 1 литра - примерно полтинник.
После этого возникло искушение еще побродить по окрестностям - как знать, может попадутся плакаты, рекламирующий портвейн "777", к примеру. Или Анапу.

Приколы из той же оперы.
Надпись на рекламном щите: "Купи квартиру в новом микрорайоне и получи в подарок бейсболку". Они что, в серьез полагают, что народ кинется покупать квартиры ради вещи, которой 500 рублей - красная цена.

Центр Москвы. Вывеска, написанная большмми, красивыми буквами:
БУТИК
ХИМЧИСТКА
Одно непонятно - или у бутика такое название, или в самом деле это была элитная химчистка. Так и вижу бизнес-вумен и жен новых русских, сдающих в чистку свои наряды от кутюр - ну, пятна вывести, или цвет подновить.

21:11 

ЧЕСТНОЕ ДРАКОНЬЕ - Я НЕ МУХЛЕВАЛ С ОТВЕТАМИ!!!!

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Прошел тест "Какой вы дракон". И что получил в итоге???

Ну что ж… вы зеленый дракон!!

Вы ловки, хитры и такой неугомонный! Жизнь не жизнь, если вы не устроите какую-нибудь гадость или просто розыгрыш знакомому – или незнакомому – человеку. Несмотря на ваши иногда невинные, иногда жестокие шуточки, вы – желанный в любой компании, и это благодаря вашему красноречию и юмору.

И так бывает, оказывается. Ну что же, это еще раз подтверждает мою глубинную сущность...

19:05 

стеб "про любовь"

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Прощу прошение у автора стихотворения за стеб – но не мог удержаться, чтобы не выложить. Просто вся прелесть сего шедевра в том, что человеку по телефону диктовались первые фразы двухстиший, человек отвечал. Причем более или менее искренне. Стеб вышел непредусмотренный и неумышленный, в чем вся прелесть.
Оригинал таков:
-Отдать тебе любовь?
-Отдай.
-Она в грязи....
-Отдай в грязи.
-Я погадать хочу...
-Гадай.
-Еще хочу спросить…
-Спроси.
-Допустим, постучу...
-Впущу.
-Допустим, позову…
-Пойду.
-А если там беда?
-В беду.
-А если обману?
-Прощу.
-«Спой!» - прикажу тебе.
-Спою.
-Запри для друга дверь…
-Запру.
-Скажу тебе: убей!
-Убью.
-Скажу тебе: умри!
-Умру.
-А если захлебнусь?
-Спасу.
-А если будет боль?
-Стерплю.
-А если вдруг стена?
-Снесу.
-А если узел?
-Разрублю.
-А если сто узлов?
-И сто.
-Любовь отдать тебе?
-Любовь.
-Не будет этого.
-За что?!
-За то, что не люблю рабов!
(с) BlackPuma

А ВОТ ТАКАЯ ЛЮБОВЬ У НАС, МЛЯ
-Отдать тебе любовь?
-Отдай.
-Она в грязи....
- Иди помойся, что я тебе могу еще сказать...
-Я погадать хочу...
-На что?.
-Еще хочу спросить…
-Спроси.
-Допустим, постучу...
-Куда?.
-Допустим, позову…
-Пойду.
-А если там беда?
-С тобой хоть куда угодно.
-А если обману?
-Твои проблемы.
-«Спой!» - прикажу тебе.
-У меня нет слуха, ты загнешься.
-Запри для друга дверь…
-Нет.
-Скажу тебе: убей!
-Убью.
-Скажу тебе: умри!
-Умру.
-А если захлебнусь?
-Хрен тебе по всей морде – не позволю.
-А если будет боль?
-Я мазохист.
-А если вдруг стена?
-У тя постоянно стена, блин. Но солнышко, если я к тебе когда-нибудь пробьюсь, хрен ты от меня куда денешься.
-А если узел?
-Да ты так не раскорячишься.
-А если сто узлов?
-Такого нету даже в камасутре….
-Любовь отдать тебе?
-Свою? отдай.
-Не будет этого.
-Ну опять-таки солнце, твои проблемы
(последняя строчка выпадает, как несоответствующая общей теме)
(с) BlackPuma


22:24 

Продолжение

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Свалившись в очередной раз, я понял, что дальше не пойду. Пусть приходит то, что таится в ту-мане – все равно от него не убежать. А мне уже все равно. Хотя бы отдохну перед смертью.
Устроившись поудобнее на мягком мхе, я закрыл глаза. Девять корней ада, как же хочется спать! А смерть во сне – не самый худший вариант. Если повезет, даже не почувствую, что произошло. А там – будь, что будет. Как только раньше не сообразил – души у меня нет, то, что от нее осталось, принад-лежит демону, а значит болотному монстру предстоит крупное разочарование. Интересно только, будет ли это считаться «смертью по собственной глупости», или нет….
Я все-таки успел задремать, и даже увидел сон. Но неожиданная резкая боль в груди заставила меня подскочить и схватиться за амулет, будь он трижды неладен. Всегда удивлялся, как эта вещь умудряется обжигать огнем и морозом одновременно.
Открыв глаза, я понял, что все мои надежды на легкую смерть пошли прахом. Белесая клубящаяся стена тумана подобралась уже почти вплотную. Впереди нее, словно щупальца, бежали по земле то-ненькие полупрозрачные струйки.
Одна из них подобралась вплотную, обвилась вокруг лодыжки. До чего же мерзкое ощущение! Казалось, меня коснулось что-то давно протухшее, липкое, и в то же время холодное, словно лед. Я от-дернул ногу. За несколько секунд она успела онеметь.
А во сне все было по другому. Бескрайнее море песка, и жара, и бездонное белое небо над голо-вой. Я даже чувствовал этот мелкий обжигающий песок босыми ногами. Сон вспоминался на редкость легко, словно я и не думал просыпаться, а все, происходящее сейчас – просто еще один кошмар, из тех, которые ощущаются как реальность – до тех пор, пока не проснешься по-настоящему.

20:38 

надоело.

And down, down to Goblin-town You go, my lad!
Ненужный кто-то за окном...
Впадаю в мизантропию. Меня начинают раздражать люди – все, и наглые цивилы в автобусе, и глупые цивилы на кухне (никогда не была националисткой, но теперь начинаю понимать, что молдоване – это диагноз, а не национальность), да и добрая половина аира вместе со всеми ними.
Я устала от людей, от их вечной, бестолковой суеты, от необходимости выслушивать порой откровенный бред, вникать в абсолютно не волнующие меня проблемы, да просто от невозможности послать всех на хуй. Да, именно так грубо.
Стоял, и требовал любви….Ты называешь меня солнышком. Но знаешь, ведь и солнышку хочется иногда побить стекла.
Я устала быть кем-то в этой жизни. Мне как-то вдруг стало тесно во всех моих шкурках, все собственные роли и маски стали раздражать, казаться глупыми и смешными. Устала от старых, надоевших компаний. Устала от тех, с кем приходится общаться.
Почему я не могу быть с теми, с кем я хочу?
А кем хочу быть я? Не знаю. «Маски и позы, два листа прозы», бла-бла-бла.
А кто я? Не знаю. А вы знаете? Так кто же я , ответьте? Массовик-затейник? Штатный шут? Нечто, с чем за компанию можно нажраться? Ничего не понимающий кусок дерева?
Я все оставил на потом, я говорил себе…
Я устала от всего, я устала от всех, я устала от себя – себя, не понимающей, чего же ей надо, ломающей все своими неуклюжими лапками, не видящей очевидного, но заморачивающейся из-за разной хреновни.
Никого не хочу видеть. Ни с кем не хочу общаться. Кроме двоих – тех, кто понимает. А если и не понимает, то, по крайней мере, не осуждает.
Хочется просто стоять и молчать. Стоять ни с кем и молчать ни о чем. Хочется отключить телефон, вырвать модемный провод, заколотить дверь гвоздями. Забыть все старые ники. Порвать все старые связи. Разругаться вдрызг со всеми. Хочется быть никем. Вообще. Глобально.
Не за что биться, нечем делиться
Все об одном.
Стоит ли злиться – там, за окном…
Птица я, птица.

@музыка: Лакримоза+Аморфис+Хаггард

@настроение: мизантропия

К черту войну, я - фея

главная